November 3rd, 2019

Швондер

«Настроения в США по отношению к социализму, коммунизму и коллективизму»



Американский "Мемориальный фонд жертв коммунизма" безрадостно отмечает рост популярности социалистических и коммунистических идей в США.

70% «миллениалов» в США сказали, что вполне могут проголосовать за социалиста
Collapse )
vorona

Классовая борьба при социализме

Этот пост посвящен нескольким распространенным заблуждениям о марксистской теории, специально для тех, кто "где-то что-то слышал, но точно не знает". Ну и для тех, кто знает, но не совсем разобрался. Есть, конечно, леваки, считающие, что "если нужно объяснять, то не нужно объяснять", то есть любой чел может с нуля сесть и прочитать ПСС Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, и сразу все понять и просветлиться. Но я к таким не отношусь и постоянно сама ищу разъяснений по сложным вопросам. Ибо ПСС большие, теория там слабо структурирована, и гораздо проще воспринимать ее уже в структурированном виде. Пишу о том, с чем, как мне кажется, я сама начинаю как-то разбираться (да, только осторожно подхожу к каким-то началам, ибо претендовать на понимание описываемых процессов на данный момент не может вообще никто).

Так вот, речь пойдет, во-первых, о базисе общества.

С ним связано первое распространенное заблуждение: под "базисом" часто понимают одно только технологическое развитие. Отсюда следует "гениальный вывод": наличие (и распространенность, уровень внедрения) определенных машин и изобретений чуть ли не автоматически определяет все социальные процессы, вплоть до возможности построения в стране социализма.

Или вот такой вопрос (у нас он возник на конференции по ГДР, например):
- Не так уж важно по сути, кто там совершил ошибки или предательство, это все человеческий фактор. Мы должны смотреть в корень - то есть в базис: какой технологический уровень был тогда? Позволял ли он вообще построить коммунизм?

Но базис общества - это не только производственные силы (к которым да, относится и технологический уровень), это еще и производственные отношения, причем и тот, и другой компонент одинаково важны.

То, что произошло в СССР (и ГДР, конечно) - относится к базису, к области производственных отношений.Collapse )
мифоистория

Профессура ВШЭ о русском языке и России: аргументы и мотивации



Я не отслеживал реакцию на высказывания профессора и лучшего преподавателя последних лет ВШЭ Г. Ч. Гусейнова по поводу "убогости" и "клоачности" русского языка. И не собирался по этому поводу выступать. Надеюсь, у профессора были свои резоны. А они могли быть самыми разными: вожделенный грант не дали или что-то не то на завтрак съел. А, может, просто утомило засилье необразованных людей в Интернете, которые кинулись писать, что в голову придёт. Однако отмечу, что любой язык велик или убог в зависимости от того, кто им пользуется и какой смысл в сказанное вкладывает. Значит, дело не в языке, а в людях.

Без сомнения Гусейнов отличный специалист в своей области. И филология - одна из них. Но даёт ли степень доктора по филологии право высказывать своё негативное отношение к русскому языку, который лишь инструмент? Не уверен. Ладно, ему не нравится власть. Она мне тоже не нравится, только, скорее, по другому поводу. Понимаю, если достали лезущие в научную сферу чиновники или бытовые неурядицы. Бывает, наболело. Но язык тут при чём? Может тогда проблема в культуре как таковой?

И молчал бы я по этому поводу, если бы не Collapse )

Спасибо за наводку varjag2007su
bc dance

Ловушка для кроликов захлопывается...



Какие бы медальки за борьбу с информационной угрозой Шуня себе ни вырезал из пивных банок, он уже зарекомендовал себя как тупое ссыкливое чмо.
Тупое, потому что все, кто с ним не согласен - укроботы. Даже я, хе-хе)

Хотя по сути ему нужно было сделать всего 2 вещи, чтобы от него с этими вопросами отъебались раз и навсегда:
1) Показать свидетельство о рождении, где ясно написано: папа Роджерс, мама Роджерс, сын Роджерс.
2) Показать документы на свое предприятие, которое у него якобы есть.
ВСЁ. 2-3 скана. Вот и получается смешно - оппоненты Шуни таки могут доказать, что были рождены на территории РСФСР (как я, например) или РФ. А Шуня не может доказать, что он не Жарик, а чех по фамилии Роджерс.

В общем, 9 числа в любом случае состоится эпическое опиздюливание брехливого хохла. 

Монгольский удар - не 100 000 воинов, а 2 - 4 тысячи, что б нам стыднее было за свары внутри себя

Иной раз пост пишу по три дня и толку мало, почти не вызывает обсуждения. А пост про 120 000 монголов сказочных, прямо таки рванул. Хотя для меня это просто арифметика, да к тому же основанная на личном опыте общения со скотиной разных видов, видел вживе и в хозяйстве животных. Рванул он лишь по одной причине - тут полно теоретиков лошадиной "стаи", проповедников коровьего доения и так далее. Скажу прямо - тут почти все городские мальчики и девочки, которые коров если и видели, то издалека и мельком. В общем про то, почему монголов было намного меньше, чем бают Коты Баюны, почему люди так упорно врали в древние времена. Сколько съедает в день корова, лошадь, и можно ли добывая копытом из под снега траву, воевать на лошадке? Сколько надо было ограблять деревень в сутки, что бы прокормить мифические 100 000 всадников?

А ещё будут комментарии-перлы от гениев городской тусы, когда человек немного путает возможности грузоперевозок и поездок в 21 веке в городе по трассе, с поездками на лошади по воюющей стране, без точной карты, зимой. Вообще наше время тем и дивно, что раньше врали от незнания, а сейчас врут от.... незнания, только уже осознанного, когда человек за смузи, барбершопом и машиной в 200 лошадиных сил, просто не понимает что такое 13 век, подсечно огневое, с какой скоростью лошадь двигается в сутки зимой по грунтовой дороге. Заодно упомяну о расстановке сил при войне, когда одно дело напихать плотно плотно людей на футбольное поле и другое дело, поставить их так, что бы они могли совершать нужные военные манёвры.

Значит, что я узнал "полезного" из некоторых перлов:
1 - Армия монголов при походах оказывается не имела обоза. Вообще.
2 - Армия монголов была больше 20 000 всадников и значит больше 60 000 лошадей, поскольку каждый монгол-всадник обязан был вести с собой 3 коня. Значит лошадей в одной армии монголов было в среднем 100 000, а мол если монголов было меньше 20 000, то они бы никого не завоевали.
3 - Монголы умудрялись фужироваться без обоза, прокармливая всю армию за счёт деревень.
4 - Нашествие не нашествие, а благо, Русь после монголов расцвела да и во время них тоже цвела и пахла, монголы вишь ты, били супротивников Руси...Collapse )

Откуда убогая квартирка?

Я уже не раз писала о том, что в наши дни многие граждане вынуждены ютиться в этаких коммунах, где несколько человек живут вместе в одной комнате с кроватями и без особых удобств— и без секса, ибо он не дозволен правилами: это в конце концов приличный барак с телевизорами, а не дешевый бордель! К слову, далеко не бесплатно— не бордель, а барак, разумеется. Впрочем, оба.

Collapse )

Почему Россия - кормовая база США и Европы?

О курсе доллара и проблемах национальной экономики, из-за которых страна оказывается в подчинённом положении относительно развитых стран мира, в этом выпуске рассказывает член РОТ ФРОНТа, кандидат экономических наук Олег Комолов.

поросенок

К КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ В СССР - 2

Противоречие между планомерным характером социалистического воспроизводства и элементами стихийности в его организации разрешается благодаря использованию системы государственного планового централизованного управления. Здесь слово государственного решающее.

План – это система заданий участникам производства, направленных на осуществление государственных интересов, но если государство не будет пресекать попытки не выполнять планы, нарушать планы, планомерность будет разрушаться, осуществление интересов рабочего класса окажется под угрозой

[Spoiler (click to open)]Характерно, что после экономической реформы 1965 года, сориентировавшей экономику на рыночные показатели, выступал в печати в журнале «Вопросы экономики» член-корреспондент Академии наук Бунич с такой «новой экономической категорией», которую он назвал «допустимое невыполнения плана». Смысл ее в том, что можно выпустить продукции на 10% меньше плана и получить премию при этом. А что такое 10%? Вот, допустим, вы 100 000 выпускаете изделий, так 10% – это 10 000. 10 000 изделий не идут на тысячи предприятий. И эти тысячи предприятий запланированных изделий не получат, причём везде будет немножко не хватать. Раз немножко не будет хватать, то они не сделают то, что они затем должны поставить другим. А поскольку у нас развитая кооперация и разделение труда, то разрушение планомерности идет, как цепная реакция в атомном ядре. И что вы получаете? Вы получаете разрушение всей экономики. Но это было позже, но заложено в негативных сторонах рассматриваемых противоречий.

Если вы их не будете правильно разрешать, вы придёте к тому, что негативные действия разрешат их в направлении, противоположном социалистическому развитию, то есть в буржуазном направлении. А чтобы разрешать противоречия социализма по линии социалистического развития, а не по линии деградации и уничтожения социализма, и нужна государственная система планового централизованного управления.

Система государственного планового централизованного управления состоит из таких людей, которые сами по себе не являются рабочими, а являются по своему положению лишь государственными представителями рабочего класса (хотя мы с вами знаем, что и не все рабочие обязательно стоят на позициях рабочего класса). Так что надо понимать, что система управления, по необходимости, содержит в себе противоречие между социалистическим характером системы государственного планового централизованного управления и элементами карьеризма, бюрократизма, ведомственности и местничестваи другими мелкобуржуазными проявлениями, с которыми необходимо бороться. Если с этими явлениями не бороться, люди, которые находятся в системе управления, могут дорасти до бюрократов,обуржуазиться, но это уже другая категория.

Бюрократ – это разложившийся управленец, для которого главное в его деятельности – делать то, что выгодно ему лично. А бюрократизм как распространенный недостаток лиц умственного труда – ну, он присущ очень многим. Почти все, в той или иной мере, которые начинают заниматься какой-нибудь управленческой работой, вас заставляют посидеть, подождать, переписать, и так далее.

И Ленин давно придумал и предложил в «Государстве и революции» рецепт борьбы с бюрократизмом: «надо, чтобы все на время становились «бюрократами» – в кавычках, имея в виду, чтобы участвовали в управлении, – и чтобы никто не мог стать бюрократом. Для этого и в партийной Программе стоял пункт о том, чтобы при сокращении рабочего дня до 6 часов все проходили школу практического обучения технике государственного управления. Это по многим причинам не было реализовано и во многом предопределило поражение социализма.

У нас в 30-х годах при социализме широко развивалось движение рабочего совместительства, когда рабочие, поработав на заводе, потом проверяют работу учреждения, такого-то министерства, было организовано шефство рабочих над наркоматами.

И Сталин в этом в своё время участвовал, он же был, между прочим, наркомом Рабоче-Крестьянской Инспекции.

Затем занимался этим Орджоникидзе, но потом, как-то это, к сожалению, сошло на нет, и формы деятельности рабочих, связанные с контролем рабочих над госаппаратом, ослабли. И в этом ещё одна, весьма существенная, причина ослабления и затем утраты пролетарского характера государства.

Это могло повести к движению вспять и по отдельным параметрам государственной деятельности, и государственной деятельности в целом.

Если идёт движение вспять, то это ещё не контрреволюция. Допустим, можно было вернуться с уровня 1953 года на уровень 1941, на уровень 1939, на уровень 1938, затем на уровень 1936 года. Потом перейти в переходный период обратно, ещё пока не потеряв ни государственную власть, ни общую линию. Ну, как бывает отступление перед лицом превосходящего противника.

Но события у нас в СССР развивались по-другому. Произошел тот переворот, который был совершён Хрущёвым, а Хрущев, как видно из его дальнейшей деятельности, являлся прямым противником и коммунизма, и коммунистической позиции и рабочего класса.

Организованное им убийство Берии привёло к тому, что в руках Хрущева сконцентрировалась необъятная власть.

И вот эта необъятная власть была использована (быстро, сразу же) для разрушения общественной собственности.

Общественная собственность при социализме как была устроена?

Вот создавал, создавал товарищ Сталин и партия, и народ, создавали систему государственного планового централизованного управления. У нас были министерства и не так, как вот у нас сейчас есть, всего два министерства экономических: одно отрицательную роль играет в отношении экономического развития, а другое что-то положительное может сделать, Тем более оно оборонкой занимается. Министерство промышленности и торговли – вот единственное министерство, которое занимается экономикой. В СССР были десятки министерств. И вот Хрущев приступил к уничтожению министерств как ключевых звеньев системы государственного планового централизованного управления социалистической экономикой уже в конце 50-х годов. Этот плод труда советского народа по созданию, системы государственного планового централизованного управления был уничтожен разом в 1957 году.

Соратники Сталина против этого выступали, но они к этому времени оказались в меньшинстве.

Как так могло произойти?

Вот Сталин, в одной из своих работ, говорит, что у нас за время войны три численности партии полегло.То есть, если взять численность партии, которая была перед войной, три такие величины, вот столько было коммунистов в числе погибших.

И пришли новые люди, может быть не столь зрелые, не столь решительные, ну, и, как вы понимаете, во время войны, самые решительные идут в атаку вперёд и гибнут.

Поэтому, вот, тут, конечно, эхо войны отразилось не только на отдельных людях, но, видимо, и в целом на государстве.

Мы знаем, что все попытки, скажем, того же Сталина как-то побудить так называемых союзников, чтобы они участвовали на основном театре военных действий долгое время ни к чему не приводили. Союзники всё время занимались войной за свои колонии, или отнятием чужихколоний, превращением их в свои, пока они не увидели, что Советский Союз имеет самую крупную армию, самую большую военную силу, причём, в том числе, в техническом отношении, что он самостоятельно сможет победить.

И тогда они вдруг сразу и примкнули, и разделили, как бы, победу над фашизмом. Вот что произошло.

Так вот, в 1957 году была уничтожена система государственного планового централизованного управления, поскольку отраслевые министерства были ликвидированы, и переведена в какое положение – в управление через совнархозы. То есть произошел резкий скачок назад. Ведь совнархозы когда у нас были – при Ленине, когда ещё только-только собрались строить систему централизованного планового управления. Сначала Советы местные стали заниматься управлением на местном уровне. Потом появился Всероссийский Совет Народного Хозяйства, потом составление Плана ГОЭЛРО, и потом движение, которое привело только к 1928 году к тому, что у нас появился первый пятилетний план.

А без системы централизованного планового управления общественным интересам экономику не подчинить. Она была разрушена реформой 1957–1965 годов, но не все время её проводил Хрущев. Хрущева сняли, но преемники, достойные его, продолжили и реализовали то, что готовилась при нём.

Разрушение системы планового управления касалось, прежде всего, промышленности, но не обошло и сельского хозяйства. Министерства, обеспечивавшие плановое управление промышленностью, где, кстати, были сосредоточены наиболее квалифицированные сталинские кадры, были уничтожены в 1957 году, а в 1958 году были ликвидированы обеспечивавшие государственное плановое управление сельским хозяйством машинно-тракторные станции.

Я должен честно признаться, что пока я не перечитал сравнительно недавно изданные последние тома (тома 14 – 18) Собрания сочинений Сталина, я не вполне понимал ключевую роль машинно-тракторных станций в обеспечении планомерного подчинения производства колхозов общественным экономическим интересам.

Сталин объясняет, что неверно считать, будто колхозы имеют собственность на основные сельскохозяйственные средства производства. Это совершенно неверно, потому что земля государственная, она просто в пользование колхозам дана. И вся основная сельскохозяйственная техника (тракторы, сеялки, веялки, молотилки, комбайны и т.п.), вся сложная техника находится в руках государства и сосредоточена в машинно-тракторных станциях, единая сеть которых была создана, чтобы обеспечивать развитие производства в колхозах и подчинение его общественным экономическим интересам и превратить не только производство в городах, но и в деревне в обеспечивающее экономическую реализацию общественной собственности на основные средства производства.

Колхозы получают эту технику в собственность? Нет, не получают! Они получают: вспашку, обмолачивание... все работы, которые производятся механизированным путём. А за это они натурой сдают продукт машинно-тракторным станциям, то есть государству. Вот так осуществляется социалистическая смычка города и деревни.

А как до колхозов в деревне было? Вы могли привезти несколько мешков зерна на мельницу, к обычному мельнику, частнику, и два мешка или один мешок у него оставить за то, что он вам смолол зерно, а мешки с мукой увезти обратно домой. То есть такие отношения для крестьянина были понятны, просты, ясны. Государственные машинно-тракторные станции как бы продолжили эти отношения, но уже не на рыночных, а на плановых началах, и наряду с совхозами обеспечивали подчинение производства в деревне общественным экономическим интересам, то есть экономическую реализацию общественной собственности в деревне. А у нас экономическая литература забита чепухой насчёт того, что у нас было якобы две собственности: некая общенародная, и кооперативно-колхозная. Видите ли, две общественных собственности. Ну, это же чушь, потому что общественная собственность одна – это собственность всего общества.

Чтобы собственность была собственностью всего общества, надо планомерно подчинять производство общественным интересам и в городе, и на селе.

Поэтому у нас было просто две формы планомерного подчинения производства общественным интересам: государственная форма и кооперативно-колхозная. Кооперативно-колхознаянаходилась в единстве с государственной формой, и государственные закупки не носили рыночного характера. Это не такие закупки, как на рынке: хочупродам, хочу не продам, а такая попытка была, в своё время, у кулачества: в 1928 году не сдавать хлеб государству по твердой цене. Тогда товарищ Сталин собрался и поехал в Сибирь заготавливать хлеб, и пишет, что поинтересовался, почему не сдают хлеб, почему судьи не применяют статью против спекуляции, это же спекуляция, потому что кулаки ждут, когда цены вырастут, бедняки хлеб государству сдали по твердым ценам, а кулак обернулся уже на других культурах, технических, и теперь не сдает хлеб, добиваясь роста закупочных цен на него. Так мы, – спрашивал Сталин, – будем партией бедняков, которая будет поддерживать тех, кто уже сдал государству хлеб, или партией кулаков? У нас другого выбора нет. Значит, надо этих самых кулаков привлекать за спекуляцию к уголовной ответственности. Почему же не привлекают? Оказывается, потому что живут у кулаков. И я, – говорит Сталин, – разговаривал там с судьями, с прокурорами: «Почему вы живёте в избах кулаков?», а там, дескать, «лучше кормят и там чище». Стали применять статью об ответственности за спекуляцию, и хлеб пошёл. Это была вот такая последняя большая образцово-показательная поездка товарища Сталина в Сибирь, в село.

Машинно-тракторные станции были государственной организацией по ведению сельскохозяйственных работ на селе в кооперации с колхозами и одновременно аппаратом государственных закупок в деревне, поскольку за осуществление механизированных работ колхозы расплачивались с машинно-тракторными станциями натурой. Это был тот самый аппарат, который должен был заниматься организацией дела подчинения деятельности колхозов общественным интересам.

Если в промышленности в 1957 году произошел возврат к совнархозам, то есть к тому исходному пункту, с которого началось строительство системы государственного планового управления, то в сельском хозяйстве в 1958 году вообще была убрана та организация МТС, которая обеспечивала подчинение колхозов общественным интересам. Мало того, колхозы вообще умирали, поскольку их заставили купить технику бывших государственных машинно-тракторных станций, и колхозы все стали убыточными в одночасье. Государственные машинно-тракторные станции превратили в машино-ремонтные станции при колхозах. А поскольку, у колхозов нет ни соответствующего оборудования, ни соответствующих специалистов, эти ремонтно-технические станции при колхозах что делали? Из двух ремонтируемых комбайнов делали один, потому что нет же ничего, ни запчастей, ни техники, ни оборудования, ни специалистов, ничего. А люди, которые работали в МТС, они же государственные работники — рабочие, они ушли в города, их с руками оторвали.

То есть, можно сказать, что пока ещё это была не контрреволюция, это было движение вспять. Причем это такое движение вспять, которое выходит за рамки социализма и отправляет страну назад, в переходный период. Только уже в переходный период не от капитализма к коммунизму, а от коммунизма к капитализму.

И это было уже в 1958 году, и в это время уже готовилась кампания по борьбе с так называемым культом личности Сталина. Чтобы это подлое и гнусное дело, которое провернул Хрущёв на ХХ Съезде КПСС, удалось, надо было его исподволь готовить.

Для этого надо было убить Берию, чтобы никто из серьёзных чиновников партийных не мешал грязному хрущевскому делу и не возражал против того, что будут говорить о Сталине.

Ну, на этой теме я долго останавливаться не буду, по той простой причине, что летом 2019 года в Ульяновке Ленинградской области в Доме-музее Ульяновых-Елизаровых прошла международная научно-практическая конференция, посвящённая Сталину, которая подтвердила, что антисталинизм – это форма антикоммунизма. Но ещё раньше это было сказано, когда мы отмечали 80 лет Великой Октябрьской Социалистической Революции. Соответствующая Конференция проходила первый день в Смольном, а второй день – в Мариинскомдворце. Сюда приезжал Людо Мартенс, председатель Бельгийской партии труда и автор книги о Сталине, здесь была Нина Андреева. Вообще тут собрались люди, которые понимали роль Сталина как вождя рабочего класса, организатора победы социализма и продолжателя дела Ленина. На этой конференции в то же время было очень много троцкистов. И вот, мы, при этом большом скоплении троцкистов, которые причем очень хотели выступить обязательно в актовом зале Смольного, но получили слово только на второй день в Мариинском дворце, в итоге получили такое решение, что антисталинизм – это современный антикоммунизм.

А что следует из того, что антисталинизм – это современный антикоммунизм? Отсюда следует вывод о том, что если в партии в руководстве КПСС на ХХ съезде возобладал антисталинизм, значит, в ней возобладал антикоммунизм, значит, в партии произошел антикоммунистический, то есть буржуазный переворот.

А в государстве ещё нет. Почему? Ну, потому что пока это ещё группка, это ещё не вся партия, и решений съезда партии об отказе быть партией рабочего класса и от осуществления правящей партией диктатуры пролетариата пока еще не было. На ХХ съезде антикоммунизм не принял еще открытой формы, и тот клеветнической доклад, который сделал Хрущев на XX Съезде, был заслушан на закрытом заседании и даже в стенограмме съезда не был опубликован.

Зато хрущевцы умудрились этот доклад Хрущева переслать за границу, где все, кто хотел, его читали и на него ссылались, а мы, коммунистыСССР получили доступ к его тексту только тогда, когда в годы перестройки стали выходить «Известия ЦК КПСС», в одном из номеров которых был опубликован этот клеветнический доклад, который всё то, что делал Сталин, и то, что является величайшим достижением, конечно, не только Сталина, а и партии, и рабочего класса, и советского народа, трудящихся, то, что является делом социализма, всё это дело поливалось грязью.

Одно время мне казалось, что это было последнее заседание, на котором на головы делегатов съезда Хрущёв вывалил свои клеветнические домыслы. Но нет, после закрытого заседания, на котором Хрущевым был сделан это антисталинский, антикоммунистический доклад, ещё было заседание, посвященное директивам по XI пятилетнему плану. То есть всё это в рамках как бы рядовой работы Съезда. Из этого я делаю вывод, что первый секретарь с той командой, которая пришла вместе с ним, большую работу проделали, чтобы подобрать нужный им состав XX Съезда.

И миллионы рядовых коммунистов оказались в положении людей, которых оплевали всех вместе, обвинили в многочисленных смертных грехах. Потому что обвинения в адрес Сталина касались всех, потому что все в едином деле участвовали и в одночасье оказались объявлены соучастниками преступлений сталинщины. Ведь именно так писали о Сталине эти негодяи, отсюда и столь большое негативное значение таких клеветнических фигур, как Солженицын. Но наконец-то какие-то хорошие люди в Москве нашлись, которые решили, что, действительно, не надо сносить никакие памятники, просто они в надписи на памятнике Солженицыну в слове «Солженицын» только некоторые буквы золотом покрасили и получилась надпись: "лжец", то есть награда нашла этого подручного Хрущева. Но такой лжец нужен же был, который придумывал, что возили заключенных в вагонах так, что в купе были по 30 человек и тому подобное. Или что, дескать, десятки миллионов было расстреляно. А есть ведь данные, которые давало и КГБ, и ФСБ, что по приговору суда расстрелянных было около 600 тысяч. И это немало. Репрессированных контрреволюционеров в большой стране во время великой революции и не может быть мало. Обратитесь к Великой французской буржуазной революции, которая с контрреволюционерами боролась не более мягко.

После хрущевского антисталинского доклада партия была, можно сказать, в нокдауне. Она не ожидала обмана, тем более со стороны первого секретаря ЦК партии. Но это урок на будущее – в партии не должно быть культа высшей должности. Поэтому мы сейчас еще в буржуазных условиях добиваемся, чтобы простые рабочие разбирались в политических, экономических и идеологических вопросах, чтобы не могли легко обмануть, обвести вокруг пальца. Для этого надо изучать марксизм в единстве трех его моментов – диалектического и исторического материализма, политической экономии и научного социализма. Однако как-то так получилось, что в 1946 году состоялось постановление ЦК ВКП(б) (не знаю, кто его готовил, подписи Сталина там нет), в котором говорится о создании Академии общественных наук и высших партийных школ, предполагалось изучение диалектического и исторического материализма, марксистской политической экономии, а овладение научным социализмом как теоретическим выражением борьбы рабочего класса, наукой о теории и практике рабочего движения почему-то не было предусмотрено. Зато в 1962 году сразу после XXII Съезда КПСС с подачи хрущевского подручного Суслова была сформирована новая дисциплина, оторванная от научного социализма и предлагавшаяся вместо него – научный коммунизм, в которой диктатура пролетариата как главное в марксизме уже не фигурировала. И в этом же 1962 году по распоряжению Хрущева были расстреляны рабочие, выступившие против повышения цен и понижения расценок. Этот расстрел рабочих показал, что принятое ХХII съездом КПСС в 1961 году решение об отказе в программе партии от диктатуры пролетариата наряду с отказом считать правившую в стране КПСС партией рабочего класса означало, что произошел политический переворот, произошла контрреволюция, и государство в СССР из государства рабочего класса превратилось в свою противоположность – государство диктатуры буржуазии.

Неважно при этом, как оно называется: общенародным, демократическим, каким угодно – это уже не важно. Ленин давно объяснял, ещё в брошюре «Успехи и трудности советской власти»:«Мы, конечно, не против насилия. Мы над теми, кто относится отрицательно к диктатуре пролетариата, смеёмся и говорим, что это глупые люди, не могущие понять, что должна быть либо диктатура пролетариата, либо диктатура буржуазии. Кто говорит иначе, либо идиот, либо политически настолько неграмотен, что его не только на трибуну, но и просто на собрание пускать стыдно» (В.И.Ленин, Полн. собр. соч., т. 38, с. 56).

То, что всякое государство носит классовый характер, – это азбука марксизма, и на это В.И.Ленин обращал внимание неоднократно. В статье «Мелкобуржуазная позиция в вопросе о разрухе» (Полн. собр. соч., т. 32) В.И.Ленин пишет: «В вопросе о государстве отличать в первую голову, какому классу «государство» служит, какого класса интересы оно проводит» (С. 247). В книге «Государство и революция» (Полн. собр. соч., т. 33) подчеркивается, что «по Марксу, государство есть орган классового господства» (С. 7). В статье «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» (Полн. собр. соч., т. 34) В.И.Ленин ставит вопрос: «А что такое государство?» и отвечает: «Это организация господствующего класса» (С. 191). Эту же мысль В.И.Ленин растолковывает в статье «Удержат ли большевики государственную власть?» (Полн. собр. соч., т. 34): «Государство, милые люди, есть понятие классовое. Государство есть орган или машина насилия одного класса над другим» (С. 318). В Докладе на II Всероссийском съезде профессиональных союзов 20 января 1919 г. (Полн. собр. соч., т. 37) В.И.Ленин подчеркивает: «Вопрос стоит так и только так. Либо диктатура буржуазии, прикрытая учредилками, всякого рода голосованиями, демократией и т.п. буржуазным обманом, которым ослепляют дураков и которым могут теперь козырять и щеголять только люди, насквозь и по всей линии ставшие ренегатами марксизма и ренегатами социализма, — либо диктатура пролетариата» (С. 438). В подготовленной Лениным Программе РКП(б) было записано: «В противоположность буржуазной демократии, скрывавшей классовый характер ее государства, Советская власть открыто признает неизбежность классового характера всякого государства, пока совершенно не исчезло деление общества на классы и вместе с ним всякая государственная власть» (С. 424). В брошюре «Письмо к рабочим и крестьянам по поводу победы над Колчаком» (Полн. собр. соч., т. 39) В.И.Ленин классовый характер государства подчеркивает самым решительным образом: «Либо диктатура (т.е. железная власть) помещиков и капиталистов, либо диктатура рабочего класса. Середины нет. О середине мечтают попусту барчата, интеллигентики, господчики, плохо учившиеся по плохим книжкам. Нигде в мире середины нет и быть не может. Либо диктатура буржуазии (прикрытая пышными эсеровскими и меньшевистскими фразами о народовластии, учредилке, свободах и прочее), либо диктатура пролетариата. Кто не научился этому из истории всего XIX века, тот — безнадежный идиот» (С. 158).

КПСС, которая на ХХII cъезде стала вполнеантикоммунистической, объявила, что классовая борьба прекратилась, и тем самым демобилизовала рядовых коммунистов, рабочий класс, трудящихся перед лицом установившейся и готовой к наступлению при поддержке империалистических государств диктатуры буржуазии. С отказом на съезде от цели социалистического производства – обеспечения благосостояния и всестороннего развития всех членов общества и массовым буржуазным перерождением в класс буржуазии стали превращаться обюрократившиеся работники партийно-госудаственного, в том числе хозяйственного аппарата. Они превратили государственную собственность в свою корпоративную. В стране образовался государственно-капиталистический уклад. Экономическая реформа 1965 года переориентирована деятельность госпредприятий на стоимостные показатели и способствовала насаждению рынка. А разрушенная кооперативная форма общественной собственности стала превращаться в уклад частных сельскохозяйственных предприятий с преобразованием кооперативов в частную собственность их руководителей.

Произошедшая в 1961 году буржуазная контрреволюция положила начало переходному периоду от социализма к капитализму, продолжавшемуся до 1991 года, когда капитализм в СССР стал наличным бытием, а сам СССР был уничтожен и превращен в группу буржуазных государств.

Теперь перед трудящимися во главе с рабочим классом и его партией стоит задача совершить четвертую русскую революцию, установить диктатуру пролетариата в России, помочь установить ее в других государствах бывшего Советского Союза и воссоздать Союз Советских Социалистических Республик.

Но вернемся снова к ключевой точке – к ХХIIсъезду КПСС. Пролетарская армия ведет борьбу за полное уничтожение классов, и вдруг высший орган этой армии объявляет: «Всё, всё, все, не надо бороться за интересы рабочего класса, вся борьба прекращается, классовой борьбы нет», хотя классовая борьба мелкобуржуазности против социализма только разворачивалась ещё и развивалась в борьбу буржуазности за становление капитализма. Вам при этом от имени съезда объявляют, что государство диктатуры пролетариата, дескать, исчерпало свою функцию и стало общенародным, то есть, как бы, нет уже государства диктатуры пролетариата.

А ведь еще Энгельс разъяснял, что соединение двух слов, государство и народ, это как жареный лёд. Либо есть государство, и тогда оно не народное, а если оно народное, то оно уже не государство.

Поэтому общенародное государство на самом деле – это не просто безграмотность, это прикрытие уничтожения диктатуры пролетариата и замены диктатурой буржуазии.

И это прикрытие правящая в государстве партия, переставшая быть партией рабочего класса и объявившая об этом, ставит в программу, которая обязательна, между прочим, для всех членов партии, в отличие от всяких высказываний в докладе и в выступлениях Хрущева на Съезде. Но, если это уже программа партии, если вы не согласны с программой партии, будьте, тогда, пожалуйста, на выход.

Более того, ведь вопрос не о том, что написано, а дело в том, что для того, чтобы развитие шло и движение шло вперёд, надо постоянно вести борьбу. Что называл Ленин диктатурой пролетариата в «Детской болезни левизны в коммунизме»? «Диктатура пролетариата есть упорная борьба, кровавая и бескровная, военная и хозяйственная, насильственная и мирная, педагогическая и администраторская против сил и традиции старого общества». Партия объявила, что не нужна борьба против сил и традиций старого буржуазного общества, а силы и традиции старого общества уже набрали как раз силу. Вот что произошло.

Поэтому вполне можно считать днём контрреволюции день принятия программы XXII Съездом КПСС.

А дальше уже, дальше так же, как было при строительстве социализма, но только наоборот.

Вот мы там создавали Госплан, создавали индустриализацию, проводили коллективизацию.

А здесь экономическая реформа, которая в 1965 году прошла, и которую готовил дружок Хрущева Либерман.

Три статейки в газете летом. Летом! Когда люди в отпусках! И, раз, сентябрьской пленум 1965 года, уже без Хрущева. Хрущев уже своё отыграл, а дальше группа, в которой всё время лица менялась, продолжала ту же самую линию, они убирали всёсоциалистическое, демонтировали социализм.

Вот экономическая реформа 1965 года – это полный переворот в целях.

Раньше мы имели главными показателяминоменклатуру, производительность труда.Номенклатура это, собственного говоря, удовлетворение потребностей. Производительность труда – это технический прогресс. Номенклатура стала не обязательным показателем, производительность труда не обязательным. Фондообразующие показатели: объём реализации, прибыль и рентабельность.

Всё свелось к прибыли, потому что рентабельность - это прибыль, делённая на величину фондов. Объём реализации - это сумма проданных продуктов ради прибыли.

Вы знаете, что тогда начался колоссальный рост цен. Народ стал возмущаться. Райкомы партии стали пытаться удерживать эти цены. Буржуазные контрреволюционеры стали натравливать трудящихся на райкомы, которые мешали обогащаться путем повышения цен.

Это был уже 1965 год, но для того, чтобы нам не сомневаться, что произошло на XXII СъездеКПСС, вспомним, что в 1962 году, впервые за всё время существования социализма, было принято решение о повышении цен на очень нужные народу продукты: на молоко, мясо и яйца на 30%.

После этого в этом же 1962 году были события в Новочеркасске. Там рабочие требовали то, что требуют рабочие по всему миру, чтобы цены не повышали, а расценки не снижали, и сейчас требуют, и за это государство никого пальцем не трогает буржуазное. Вот это и больше ничего не требовали рабочие.

По распоряжению Хрущева прислали войска и убили там 26 человек, а «зачинщиков»справедливой забастовки приговорили к смертной казни и расстреляли.

Это уже не просто диктатура буржуазии, а открытая террористическая диктатура. Не было такого закона, который бы позволял стрелять в рабочих, это уже фашистская диктатура. Мы такую фашистскую диктатуру видели и при Ельцине, когда стреляли из танковых орудий по Белому Дому.

Всё последовавшее после XXII Съезда КПССбыло уже использованием иного по сравнению с диктатурой пролетариата, противоположного ей государства – буржуазного, государства диктатуры буржуазии.

Политическая контрреволюция произошла на ХХII съезде правящей партии с принятием ревизионистской антикоммунистической программы, открывшей дверь для становления в СССР буржуазного строя, которое завершилось в 1991 году.

Попов Михаил Васильевич,
доктор философских наук, профессор
берия

КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ В СССР часть первая

Все понимают, что это не только очень сложная проблема и важная тема: разобраться в том, что произошло. В зависимости от этого будет строиться и практика, и политика тех сил, которые победят и совершат новую социалистическую революцию. Наверное, не для того её нужно совершать, чтобы потом потерять завоевания социализма. Поэтому это очень важный вопрос, и он очень сложный.

Сложный потому, что мы, в общем, много читали, слышали, знаем, как совершаются революции. А вот как совершаются контрреволюции?

Ну, есть некое общее понимание... какие-то намётки… Институтом Марксизма-ленинизма был в своё время издан хороший сборник «Маркс, Энгельс, Ленин о борьбе с контрреволюцией».

А что касается конкретной контрреволюции, применительно к стране, в которой социализм построен, то эта тема требует отдельного внимания, отдельного рассмотрения. И для этого надо: во-первых, чётко различать, что такое политическая революция и в целом социальная контрреволюция.
Collapse )