April 6th, 2021

ворона

Филологическое

Подумалось вдруг: немецкий язык в описании экономических реалий предельно точен. Как называется работник в расписаниях, планах, отчетах, в реальной экономической жизни предприятия или учреждения?
Arbeitskraft. Буквально - рабочая сила. Но сознание привычно воспринимает это именно как "рабочую единицу", какого-то человека, который в данный момент трудится и представляет из себя "рабочую силу".
Это не рабочий (рабочий - Arbeiter), не worker или employee, не trabajodor, то есть не живой целостный человек со всеми его сторонами. Это именно то, что продают и покупают, нечто отдельное от целого рабочего - его Arbeitskraft, его рабочая сила.

Аналогично этому есть "квалифицированная рабочая сила" и "вспомогательная" - Fachkraft или Hilfskraft. Именно так обозначают работников внутри фирмы: "Всех специалистов ("квалифицированных рабочих единиц") просим собраться в зале в 14 часов".

Да, слово Fachkraft однозначно переводится словом "специалист", но для русского уха специалист - это целостный человек, состоявшийся, имеющий образование, работу. Это человек. Для немецкого уха это всего лишь "сила" - Fach - Kraft. Человек он только за пределами рабочего времени. В рабочее время он "сила", он редуцирован до той самой "рабочей силы", которую продал на время. В это время человек как бы не существует, он вынесен за скобки. Осталась функция.

Collapse )
  • anlazz

О причинах текущего демографического кризиса

Предыдущие посты (1 , 2)

Говоря об демографических особенностях современного – т.е., развитого капиталистического – мира, мы должны, прежде всего, иметь в виду основную ее особенность. А именно: то, что в современности вопрос «воспроизводства человека», фактически, отсутствует. Точнее сказать, в «физической реальности» он, понятное дело, реализуется – в конце концов, мы все как-то появились на свет. Однако в плане «ментальном», в плане наличия базовых стратегий поведения людей тут мы имеем, в лучшем случае, полную «понятийную кашу». В отличие от того же «мира традиции», где данная стратегия была закреплена очень жестко: «плодитесь и размножайтесь». Причем, плодитесь и размножайтесь, несмотря ни на что, и отказ от этого процесса есть самый страшный грех. (Детей надо делать в нищета и богатстве, в здоровье и болезни, в уме или его отсутствии, в молодости или старости – и лишь «выход за пределы мира», вроде того, что происходит у монахов, снимает эту необходимость.)

Разумеется, в современном мире подобного «категорического императива» найти невозможно. Конечно, отсылки к необходимости деторождения и тут существуют, но практически всегда они … отсылают к уже указанному «традиционному прошлому». Ну да: к традициям, к религии, к «мудрости предков», к необходимости продолжения рода. В общем, ко всему, что так органично вписывалось в мир прошлого, но сегодня смотрится, простите, как на корове седло. То есть, оказывается мало для кого убедительным в ситуации, в которой базовые принципы прошлого просто не работают. Начиная с самого главного принципа – уже описанного в прошлом посте «блокирования» интеллектуальной деятельности для подавляющей части населения.

Впрочем, об этом поговорим несколько ниже. Пока же только укажем, что даже в плане «институтов» вопрос «воспроизводства населения» даже сейчас остается в рамках, заложенных в период «традиционализма». Поскольку главным из указанных «институтов» сейчас – так же, как и тысячи лет назад – выступает семья. Да, разумеется, семья нуклеарная, включающая почти всегда только родителей и детей – безо всяких дедушек-бабушек и прочей родни, которая входила в состав семьи патриархальной. (То есть, той, в рамках коей человек, собственно, и проживал в течение тысяч предыдущих лет – еще с доклассового периода.) Однако, как не удивительно, но базовые свои основания эта семья сохраняет – по крайней мере, в плане отношения к деторождению и воспитанию детей.

В том смысле, что до сих пор именно родители воспринимаются, как единственно-ответственные за этот момент, а так же – как единственные «заинтересованные» в нем. Все же остальное общество оказывается «по другую сторону» - в том смысле, что оно может, конечно, помогать и даже «стимулировать» процесс «детопроизводства», но не более того. (И уж конечно, все огрехи воспитания целиком и полностью ложатся на родителей.) При этом – что интересно – сами вырастающие дети после обретения ими возможности трудовой деятельности однозначно выводятся из «семейного круга» во внешний мир. В то время, как в «традиционную эпоху» они какое-то время трудились на благо семейного хозяйства.

Впрочем, если честно, то переоценивать указанную роль особо не стоит – в том смысле, что наследовал отцовский надел только один сын. Остальные же – если выживали – то так же «выходили за пределы». (Но чаще, понятное дело, не выживали.) Так что целиком экономическим явлением деторождение никогда не было – иначе не нужно было бы такое жесткое принуждение к нему со стороны «официальной идеологии», о коем написано в начале поста. В том смысле, что для существования самого крестьянского хозяйства демографическая модель традиционного общества была не самой оптимальной: для него выгоднее было бы более редкая рождаемость при более высокой выживаемости детей. (За счет большей заботы о последних.) Как это существует в общинных социумах, которые имеют меньшую детскую смертность, нежели классовые традиционные – даже при меньшем уровне технологического развития.

Поэтому-то – как уже говорилось – стоит еще раз отметить, что одним из основ существования описанного мира была уже помянутая «блокировка мышления». Collapse )