Category: история

Сбежавший Ленин, голодовка на хлебокомбинате, забастовка в Канаде | Хрон...

Бодрящие новости, которые не покажут по ТВ.

В этом выпуске:

00:30 В Канаде массово бастуют работники государственного сектора
03:00 Работники Ногинского хлебокомбината объявили голодовку
07:19 В Эквадоре вспыхнули народные протесты
11:00 Рабочие Арсеньевского завода «Прогресс» в Приморье вышли на митинг против массовых сокращений

Реми Майснер: правда о репрессиях Сталина.

Обсудили с известным в узких кругах публицистом Реми Майснером почему большевики устраивали репрессии, какую роль в этом играли Сталин, Ежов и Ягода, и что было бы, если бы победил Троцкий. А во второй части интервью мы поговорили о женском вопросе, о том почему России нужен феминизм, и разрушили миф, о том, что дискриминации женщин уже давно нет.

Единства нет, Гонка вооружений, Неудачная оптимизация // Что случилось? #1

В этом выпуске: - ВЦИОМ не обнаружил народного единства. 54% опрошенных граждан считают, что единства нет; - Оптимизация медицины проводится неудачно, публично призналась вице-премьер Голикова; - США расшатывают устои ВТО, негодует Медведев из кулуаров экономического саммита в Бангкоке; - Нью-Йорк таймс отмечает дальнешее ухудшение российско-американских отношений; - США могут сохранить зависимость от российских ракетных двигателей РД-180, предупреждает газета National Interest; - Иран отмечает сорокалетие штурма американского посольства разгневанными студентами; - В Гонконге два дня самых яростных беспорядков. Разгромлено несколько станций метро, стычки с полицией происходили в супермаркетах; - В Пакистане истек ультиматум, предъявленный исламистской оппозицией премьер-министру Имрану Хану; - Оренбургский суд отказал в удовлетворении иска на 100 триллионов рублей.

Клим Жуков и Реми Майснер про события сентября — октября 1993 года в Москве

Хронометраж:

0:12 - 3-4 октября 1993 года – «чёрный Октябрь».
4:24 - Верховный Совет в 1993 г. по сути – буржуазный парламент.
6:24 - Депутаты не знали, что делать.
12:13 - Та же схема, что и на майдане.
15:49 - Танки, снятые камерами CNN.
19:10 - О событиях в Питере.
22:15 - Исторический урок событий «чёрного Октября».
24:27 - Демократическая диктатура буржуев и помещиков.
30:14 - О первоначальном и окончательном накоплении капитала.
33:33 - Вывод: «А без теории нам смерть, смерть, смерть!»

Плохой сигнал. Дудь, Колыма и челюсти Королёва

Выпуск посвящен одному из эпизодов фильма Юрия Дудя «Колыма – родина нашего страха».

В современном мире образ Сергея Павловича Королёва – это не пример самоотверженности и трудолюбия, не пример торжества науки, не пример победы материалистического подхода к объяснению мироздания, а всего лишь антисоветский жупел, пугало, которое достают из пыльного чулана каждый раз, когда нужно снова рассказать современникам про ужасную и полную лишений жизнь как простого гражданина, так и самого настоящего гения в СССР. И, конечно, не последнее место в этих рассказах отведено леденящей душу истории о том, как Королёву на допросах в НКВД сломали челюсти. Слоган выпуска: Немного придуманных воспоминаний

ВЕСЕЛЫЙ РОДЖЕРС ч.2

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ ПО ВЕРСИИ РОДЖЕРСА

Александр Роджерс не слишком часто обращает свой взор на территорию Клио. Он предпочитает комментировать современность. Когда же он все-таки берется за перо, чтобы поговорить на историческую тему, то почти всегда садится сразу в несколько луж.

За примерами далеко ходить не надо. Недавно у Александра вышла статья «Хрупкость цивилизации». Второй абзац сего опуса смело рекомендую студентам истфака в качестве пособия для занятия на тему «Найди ошибки дилетанта».

В этом абзаце находим следующее странное утверждение:

Госпереворот – это не только смена лиц в правительстве. Это ещё и утрата суверенитета (как минимум частичная), резкое проседание уровня жизни, падение авторитета всех государственных институтов и торжество беззакония.

Любой, кто освоил программу провинциального истфака на «четыре», может, недолго подумав, привести ряд примеров, когда госпереворот не привел к утрате суверенитета. Возьмем хотя бы захват власти Наполеоном Третьим во Франции в 1851 году. Президента (затем императора) Бонапарта можно обвинить во многих грехах, но только не в том, что он сделал государство марионеткой в заграничных руках. Реставрация Стюартов в Англии в 1660 году, вообще-то проходившая не без зарубежных интриг, также не превратила Англию в игрушку других европейских держав. Или вспомним цюрихский путч консерваторов в 1839 году, который уж точно был абсолютно внутренним швейцарским делом. Наконец, воцарение немки Екатерины Второй не привело к утрате Россией государственной независимости, в отличие, например, от спонсированного Англией убийства ее сына Павла Первого.

Список можно продолжить, но на Роджерса конкретные примеры, конечно, впечатления не произведут. Александр последовательно отстаивает конспирологическую точку зрения, согласно которой за спиной любого бунта и любой войны скрываются иностранные (или инопланетные) кукловоды. Например, в характерной для него статье «Россия и уроки Первой мировой войны» из немецких остроконечных касок выглядывают уши британской закулисы. Подробнее эту концепцию я разбираю в статье «Мировое правительство: правда или вымысел?». По случаю позволю себе объемную цитату оттуда:

Первые теории заговора появились в 17-18 веках и изначально циркулировали в среде теряющей власть аристократии, представляя масштабные революционные процессы в привычных понятиях дворцовых интриг. С тех пор конспирология изрядно усложнилась, но коренная суть ее осталась прежней. Лейтмотивом всех без исключения теорий заговора является утверждение об исторической пассивности народных масс, служащих всего лишь безвольным орудием в руках секретных организаций. В этом смысле, скажем, новейшая книга конспиролога Николаса Хаггера «Синдикат», повествующая о «долгой революции Нового мирового порядка», ничем не отличается от трактатов двухсотлетней давности, разоблачающих иллюминатов и масонов.

Вторая общая существенная черта всех конспирологических конструкций — постулирование полной подконтрольности жизни общества и исторического процесса явно и тайно действующим элитам. Средневековое представление о том, что историю делают короли, трансформировалось в концепцию противостояния «правильных» и «неправильных» элит. Читателя конспирологических опусов или зрителя соответствующих фильмов и телепрограмм целенаправленно подводят к выводу: в борьбе с вселенским злом надеяться можно лишь на царя-героя. В России это амплуа Владимира Путина, в США какое-то время в указанной роли выступал Дональд Трамп, на роль спасителей Франции традиционно претендует семья Ле Пен.

В общем, мировоззренческий концепт, который упорно вдалбливает в головы обывателя конспирология, можно свести к следующей формуле: основным противоречием является не борьба труда и капитала, а война религий, национальностей, тайных обществ, нужно в этом противостоянии занять сторону «своей» буржуазии, и никакого иного пути улучшения социальной жизни нет и быть не может.

«Резкое проседание уровня жизни» тоже не всегда сопутствует государственным переворотам. Как повлияло на жизнь русских крестьян свержение царя-младенца Ивана Шестого Елизаветой Петровной? А никак. Их били кнутами и обдирали как липку при императоре-ребенке и продолжили бить и обдирать при дочери Петра. Уровень жизни при таких переворотах падал только у конкретных представителей элиты, менявших роскошные петербургские дворцы на деревенские избы в сибирской ссылке.

«Падение авторитета всех государственных институтов» и «торжество беззакония» чаще происходит не во время переворота, а как раз до него в результате действий или бездействия этих самых институтов. Часто переворот, наоборот, приводит к укреплению государства. Так, свержение регентства царевны Софьи Петром Первым способствовало резкому росту авторитета, как самого государя, так и династии Романовых, причем не только дома, но и за рубежом. С точки зрения формального русского права той эпохи переворот Петра являлся восстановлением законной власти наследственного монарха.

Мы разобрали один-единственный абзац из одной-единственной статьи, а сколько в нем содержится ошибок! Можно выловить еще немало крупных блох и в других исторических статьях Роджерса, но формат не позволяет уделять много места разбору мелочей.

Разобранный выше пример я привел, чтобы наглядно показать: в лице Роджерса мы имеем дело с автором, который попросту не владеет материалом. Он достаточно квалифицирован, чтобы подобрать сведения в тех случаях, когда видит необходимость информационного подкрепления своих аргументов. Но стоит ему приступить к рассуждениям общего порядка, как выводы сразу отрываются от фактической базы и становится ясно, что они даны априорно, а не являются результатом анализа.

Отсюда, из незнания Роджерсом «мелких» фактов, тянутся и корни крупных проколов, вроде утверждения об идентичности экономических систем СССР и современного Китая в «Иллюзии диктатуры пролетариата». Эта статья вообще с головой выдает Роджерса, как человека, нахватавшегося по верхам. Он несогласен с марксизмом? Имеет право. Опровергает коммунистов? Флаг в руки. Бей красных в хвост и гриву. Вот только врать-то не надо.

Но Роджерс врет буквально на каждом шагу. Давайте разберем конкретные примеры его вранья (опять лишь некоторые по причине нехватки места).

Например, вот что он пишет о диктатуре пролетариата:

Нет, после революции её честно попытались реализовать, создавая массу советов и пытаясь включить в них чуть ли не всё население страны. Но быстро поняли, что это не работает (и не могло работать по объективным причинам), поэтому отказались и перешли к «диктатуре передового авангарда».

Где решения принимают не толпой, а специально обученные и назначенные люди. А всякие советы имеют лишь совещательный голос, и потом используются для формального одобрения уже принятого решения. Не зря говорилось «мы посовещались, и я решил».

Ах, если бы Александр читал Маркса и Ленина внимательнее, то возможно посовестился бы (хотя вряд ли) нести откровенную чепуху, ведь у основоположников ясно написано, что диктатура пролетариата это государство, а «государство есть орган или машина насилия одного класса над другим» (ПСС Ленина, т. 34, стр. 318), аппарат управления (термин из ленинского доклада о диктатуре пролетариата 1-му конгрессу Коминтерна), но никак не весь класс целиком. Но он эти и десятки других мест в работах классиков проглядел. И вот Роджерса уже несет по просторам безудержной фантазии, где большевики после революции насаждают сверху массу Советов, записывая в них всех граждан поголовно.

Между тем, к моменту Октябрьской революции в стране уже действовали почти полторы тысячи Советов, почти все они возникли стихийно и уж точно не по указке большевиков. В дальнейшем большевики не столько создавали Советы, сколько восстанавливали после уничтожения белыми. Включались в Советы для сведения Роджерса согласно Конституции 1918 года не все подряд, а лишь избранные депутаты трудящихся классов, причем вес голоса рабочего значительно превышал вес голоса крестьянина. Таким образом, политическая суть диктатуры пролетариата большевистского образца состояла в том, что рабочее меньшинство посылало в Советы больше депутатов, чем крестьянское большинство. Представители же эксплуататорских классов по той же Конституции лишались избирательных прав вообще. Таким образом, «чуть ли не все население страны» никак не могло не то, что попасть в состав Советов, но даже избрать в них своего депутата.

Однопартийность Советов и монополия компартии формировалась постепенно в ходе гражданской войны путем выведения из Советов партий и организаций, вставших на путь контрреволюции. Уже сам факт ожесточенной борьбы большевиков за верховенство в Советах показывает, что вплоть до завершения гражданской войны именно Советы являлись настоящими органами власти, контроль над которыми был жизненно необходим партии для победы.

Это не единственный пример, когда Роджерс берется судить о диктатуре пролетариата и ее теоретическом осмыслении марксизмом, даже не потрудившись прочесть что же на самом деле думали те, кого он взялся критиковать. Вот еще один его перл:

«Диктатура пролетариата», как и, допустим, анархистский идеал, предполагает, что

— все люди обладают высокой индивидуальной сознательностью;

— все люди желают всеобщего блага.

Да неужели? А зачем же тогда вообще диктатура, если все поголовно и без нее погрузились в коммунистическую нирвану? Над кем по Ленину осуществляет пролетариат диктатуру, то есть ничем и никем не ограниченную власть? Зачем сохранять в таком случае государственное принуждение? Вот что на самом деле думал вождь большевиков: «диктатура предполагает и означает состояние придавленной войны, состояние военных мер борьбы против противников пролетарской власти» (ПСС Ленина, т. 35, стр. 192). Никакими иллюзиями о всеобщей сознательности тут и не пахнет. Роджерс опять выдает собственные измышления за содержание большевистской теории диктатуры пролетариата.

Впрочем, собственные ли?

Я провел небольшое изыскание и обнаружил наиболее вероятный источник, откуда Александр почерпнул странные представления о диктатуре пролетариата, а именно выступление Брежнева на 24-м Съезде КПСС, в ходе которого генсек заявил: «Без высокого уровня культуры, образования, общественной сознательности, внутренней зрелости людей коммунизм невозможен, как невозможен он и без соответствующей материально-технической базы». Эту цитату растиражировали в неимоверном количестве книг и журнальных статей, так что, вероятно, она попалась Роджерсу на глаза, проникла в голову и «творчески» смешалась там с различными мифами о диктатуре пролетариата.
Что же, еще раз подтвердилась старая истина: сон разума рождает чудовищ. Правда, в случае Роджерса речь, скорее, идет о выкидыше.

МИФОЛОГИЧЕСКАЯ МЕТАФИЗИКА РОДЖЕРСА

Итак, мы на конкретных примерах убедились, что Александр Роджерс истории попросту не знает и знать не желает. Я уверен, что в его случае речь не идет о сознательном вранье: слишком грубо и топорно сработаны его фальсификации. Нет, все несколько сложнее. Анализ текстов Роджерса показывает, что перед нами образчик (несомненно, бессознательный) того философского направления, которое точнее всего обозначается термином: мифологическая метафизика.

Выше я уже отметил приверженность Роджерса конспирологии. Теперь копнем глубже.

Через многие статьи Роджерса красной нитью проходит идея государства как законсервированной закрытой системы, которую следует реформировать крайне осторожно, а лучше и вовсе не трогать. Эта мысль преследует его из текста в текст настолько явно, что ее никак не назовешь случайной. Ровно такой же подход мы наблюдаем у Роджерса и к обществу в целом. И государство и общество у него суть закрытые системы, функционирующие по определенным заданным программам. Программы задают элиты, и только они имеют право вмешиваться в систему. Принципиальные изменения в сущности общественного устройства при таком раскладе невозможны (а по Роджерсу не нужны и даже опасны). Мир в целом для него статичен, это просто большая сценическая площадка, на которой боги и герои из века в век разыгрывают одни и те же сюжеты. Меняются личины и костюмы, оружие прокачивается от мечей до межконтинентальных ракет, но репертуар всегда ограничен пьесами, где первым в списке персонажей значится царь-батюшка. Мир существует как бы вне времени, вернее, линейное время изменчивой человеческой истории растворено в непоколебимой вечности.

Ничего не напоминает? Да-да, перед нами классический образчик мифологического мышления. Восприятие политики, как драмы богов, берет свое начало еще в шумерской цивилизации.

Города-государства шумеров, как известно, воевали за гегемонию в Междуречье от имени своих богов. Временная победа того или иного города (то есть бога) отражалась не столько в возникновении нового мифа, сколько в выходе на первый план одного из уже имеющихся сюжетов, в котором на первое место выдвигается соответствующее божество. Лидирует Киш? Значит, бог Энлиль дал власть покровителю города — своему сыну богу Забабе. Гегемония перешла к Уруку? Теперь миром рулит его богиня Инанна.
Колоду готовых мифов можно тасовать очень долго. Если какая-то карта слишком засалена, ее меняют на новую. Колоду можно сбросить и взять на руки новый набор с другими картинками, но сущность восприятия останется прежней: там наверху они (боги, цари, генсеки, президенты) все порешали за нас и правильно сделали. Даже несмотря на то, что в итоге с меня сняли последние штаны или вообще голову с плеч.
Давайте снова заглянем в «Иллюзию диктатуры пролетариата», где Роджерс требует предъявить ему критерии наступления коммунизма и подробно расписанную программу его строительства с тем же истерическим надрывом, с каким креационисты требуют представить им «недостающее звено» между обезьяной и человеком. К слову, такие критерии были сформулированы еще в «Манифесте коммунистической партии»:

Когда в ходе развития исчезнут классовые различия и все производство сосредоточится в руках ассоциации индивидов, тогда публичная власть потеряет свой политический характер. Политическая власть в собственном смысле слова - это организованное насилие одного класса для подавления другого. Если пролетариат в борьбе против буржуазии непременно объединяется в класс, если путем революции он превращает себя в господствующий класс и в качестве господствующего класса силой упраздняет старые производственные отношения, то вместе с этими производственными отношениями он уничтожает условия существования классовой противоположности, уничтожает классы вообще, а тем самым и свое собственное господство как класса.

На место старого буржуазного общества с его классами и классовыми противоположностями приходит ассоциация, в которой свободное развитие каждого является условием свободного развития всех.

Итак, общественная собственность на средства производства, отсутствие классов и отмирание государства — вот критерии. Можно издеваться над ними, критиковать и опровергать их, заявлять об их недостижимости и утопичности, даже о вредности. А вот врать, что их нет в наличии нельзя. Впрочем, выше мы уже убедились, что такие мелочи, как историческая истина, Роджерсу отнюдь не помеха.

Так вот, Роджерс не случайно все время требует представить ему подробный план построения коммунизма. Это тоже классика, на этот раз русской народной сказки. Герои фольклора редко идут к молочным рекам с кисельными берегами наугад. Обыкновенно появляется серый волк или другой волшебный персонаж и подробно расписывает куда и как идти, что делать по дороге, а чего следует избегать. Если герой и не попадает в нужное место, то исключительно из-за отклонения от инструкций и маршрутной карты.

Поскольку по Роджерсу мир это замкнутая и качественно неизменная система, в механизме которой дозволено копаться лишь элитам, то он свято убежден, что без пошагового расписания никак не обойдешься. Ведь исполнителями воли демиургов являются тупые бессловесные массы, которые понимают лишь самые простые команды, подкрепленные ударами дубинкой по почкам, когда стадо вдруг поворачивает от мясокомбината на водопой.

Следующая часть статьи — последняя (кроме эпилога). В ней я приготовил небольшой подарок той части читателей, которая любит естественные науки. В заключение же всего изложенного ранее выполню слезную мольбу Александра Роджерса и укажу точный маршрут к коммунизму.

Будет это так. Космический корабль стартует с Земли и достигнет Протея — спутника планеты Нептун. Экипаж высадится в кратере Фарос и установит в нем красный флаг, а заодно и поставит научную базу. Тут-то коммунизм и наступит. Роджерс может это проверить и убедиться лично. Пусть Путин построит ему ракету для полета к Нептуну. Мифологический сюжет выйдет, что надо, не хуже истории с «Фобос-Грунтом».

АЛЕКСАНДР РОДЖЕРС И ГЛОБАЛЬНОЕ ПОТЕПЛЕНИЕ

Я не собирался затрагивать «естественнонаучные» воззрения Роджерса, полагая, что уж по этой части у него должен быть полный порядок в голове. Однако, недавно он опубликовал статью «Экоактивисты поголовно сумасшедшие», где расписался в невежестве и по части естественных наук. Нет, я не про его критику глобального потепления. Черт с ним, нехай критикует и отрицает. Дело в другом.

Даже самые последовательные критики признают: если глобальное потепление все-таки не миф и достигнет прогнозируемых масштабов, нас ждет общепланетарная катастрофа. Тесная взаимосвязь климата и биосферы — это даже не уровень вуза, это уровень школьного учебника. Ребенку понятно, что, если планету серьезно «подогреть», будет очень плохо всем странам и каждому человеку. Но Роджерс считает иначе:

С какой стати вообще мы, русские, должны быть озабочены каким-то мифическим глобальным потеплением? У нас значительная часть страны находится в зоне рискового земледелия. Потепление для неё будет как подарок Божий.

Не меньшая часть нашей территории пребывает в поясе вечной мерзлоты. Если всё это растает, то это только увеличит наше жизненное пространство…

Вообще, глобальное потепление выгодно нам даже с чисто экономической точки зрения.

Если в России потеплеет, то можно будет строить более экономичные дома, без таких толстых стен и без таких существенных расходов на утепление. И, конечно, мы будем тратить меньше энергии (а значит денег) на отопление.
В результате у нас рентабельность всех производств увеличится, потому что снизится доля расходов на капитальное строительство и на отопление в себестоимости продукции.
Если на планете потеплеет, то возможно Северный морской путь станет незамерзающим. И нам не нужно будет содержать самый большой в мире ледокольный флот.
И, конечно, автомобильные дороги, не подвергаясь многочисленным переходам через точку замерзания воды, будут изнашиваться существенно медленнее.

Это тот случай, когда любой комментарий слабее отхлещет Роджерса, чем он сам себя собственным текстом. Хотя, увы, опять не собственным. До него это говорили Александр Никонов и многие другие, кто в школе плохо учил географию.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Я уже заканчивал статью, когда зашел один товарищ, почитал написанное и удивился: а зачем вообще анализировать такую ахинею? Он абсолютно прав — незачем. А вот Роджерса разобрать стоило. Почему?

Александр Роджерс типичен для нового поколения блогеров — эпигонов, главное назначение которых — перехватить и обезвредить возникший у российской молодежи запрос на социалистическую перспективу. Разберите его и считайте, что познакомились с каждым из них. У них нет собственного теоретического лица. На самом деле они просто блогоботы, то есть компиляторы, неустанно перемалывающие информационный поток и выдающие на выходе дурно пахнущий продукт для метания в оппонентов. Невежество и хамство для них не клейма, а необходимые компетенции.

В сущности, Роджерс работает вхолостую. Его тексты рассчитаны на примитивное мышление, воспитанное на клипах, примитивных играх и комиксах, на людей, для которых главным аргументом в дискуссии является забористый мат. Факты в их головах легко подменяются мифами. Именно таких «граждан» старается вырастить российская элита вот уже скоро как тридцать лет. Вот только вряд ли, кто из них сознательно обернется на левую сторону, пока совсем не припечет в мягком месте. В дореволюционный период коммунистами, как правило, становятся люди, читающие толстые книжки. Стоит им хорошенько подумать над текстом — и Роджерс уже абсолютно не актуален.

Блогоботы не справляются. Они только позорят дело, которому пытаются служить. Это, пожалуй, даже нам на пользу. Поэтому совет всем критикам и комментаторам Роджерса: оставьте человека в покое и не подливайте масла в комментах. Мой вердикт по делу Роджерса: для коммунизма безвреден.

ВЕСЁЛЫЙ РОДЖЕРС ч.1

Старые телевизионные охранители вроде Николая Старикова с трудом удерживают внимание молодой аудитории. Но им на смену приходит новое поколение запутинцев-блогеров. Что из себя представляют эти блогеры вообще и один из самых ярких их представителей — Александр Роджерс — в частности, и есть ли у них перспективы. Об этом в новой статье Николая Соснова.



Группа офицеров внешней разведки КГБ СССР (Путин, Нарышкин, Иванов, Сечин и так далее) восстанавливает Родину в полном соответствии с описанными марксистом Иммануилом Валлерстайном тактиками «меркантилистского полуухода» и «восстания на периферии мир-системы».
Александр Роджерс. Реваншизм здорового человека

Проходя весной мимо уличного книжного шкафа, я заметил на одной из его полок большую стопку книг Николая Старикова. Месяц спустя она все еще оставалась на месте. И через два месяца тоже. Набор книг в шкафу успел смениться раз пять, но Стариков оказался никому не нужен. Только ранней осенью кто-то наконец забрал его сочинения. Возможно, на дачу для растопки печи.

Конечно, я утрирую. Николай Стариков и борзописцы его типа вполне активны, пишут книги, выступают на значимых площадках, но за последние лет пять в Рунете вполне сформировалась и весомо о себе заявила новая генерация «запутинских» блогеров. Важнейшей мишенью для этого поколения сетевых ландскнехтов стали набирающие популярность блогеры-коммунисты и коммунизм в целом. Типичным представителем слегка потеснивших старую гвардию «молодых» можно без сомнений назвать украинского эмигранта Александра Роджерса, который особенно активен в деле «разоблачения» козней коммунистической оппозиции и левых блогеров вроде Андрея Рудого, Константина Семина и Лекса Кравецкого.

Поворот к открытой борьбе с коммунизмом — закономерный этап эволюции «запутинской» блогосферы. Долгое время правящая элита тешила себя иллюзиями, что с вымиранием советских дедушек и бабушек уйдет в прошлое и марксизм, а компартия во главе с Зюгановым постепенно превратится в социал-демократию и возьмет левые настроения под полный контроль. Успехи Геннадия Андреевича на поприще могильщика коммунизма к 1999 году казались столь очевидными, что обеспокоенные «центристы» из «Единства» сначала позаимствовали у него «народно-патриотическую» программу, а затем придумали разделить левый электорат с помощью «Справедливой России», дабы накинуть на КПРФ дополнительную уздечку. Апофеоз укрощения зюгановцев мы наблюдали в прошлом году, когда КПРФ по указке выдвинула в президенты бывшего (?) единороса Грудинина (похожее произошло и в 2004 году, но тогда КПРФ представлял по крайней мере формальный оппозиционер аграрий Харитонов).

Однако, время шло, пенсионеры отправлялись в мир иной, отношение же дорогих россиян к социализму и его символам почему-то только улучшалось. В 2019 году Левада-Центр зафиксировал максимальный уровень положительного отношения к Сталину за все годы исследований: 51% опрошенных его уважает, им восхищается или ему симпатизирует. Уровень ностальгии по СССР в 2018 году был зафиксирован на уровне 1992 года. Две трети опрошенных сожалели о распаде страны.

Ладно, Левада-центр — прибежище либералов и вообще официально признан иностранным агентом. Да и советско-сталинскую тему на крайний случай можно попробовать обыграть в пользу Путина. Но вот вполне благонадежный ФОМ в 2017 году вдруг выяснил, что даже без учета анархо-коммунистов почти каждый третий житель России от 17 до 23 лет придерживается социалистических убеждений. Впрочем, чтобы убедиться в этом, необязательно читать отчеты социологов. Приток молодежи в левые организации, десятки (если уже не сотни) кружков по всей стране и тысячи юных подписчиков у коммунистических интернет-ресурсов и блогеров видны невооруженным глазом.

Рост левых настроений в молодежной среде правящая элита зафиксировала задолго до того, как он стал значимым трендом, и приняла меры к его сдерживанию и канализации в безопасное русло. Информационная война Роджерса и его команды против коммунистической блогосферы органично вписалась в общую линию на борьбу с «красной угрозой». Блогеры типа Старикова оказались для нее слишком «академичны». Война Роджерса — это не сражения регулярных войск по установленным лекалам военной науки, а нечто вроде каперских набегов, когда атакующий не чурается совершенно никаких средств. Конечно, Стариков тоже не работает в белых перчатках, но в плане хамства и беспардонности до Роджерса ему далеко.

Корсарский стиль Александра Роджерса может навести на мысль, что перед нами всего лишь чуть более продвинутая модель тролля рунетовского обыкновенного, но это заблуждение. Да, Роджерс типичен и абсолютно неоригинален, но именно это и делает его наиболее показательным представителем проправительственных блогеров свежего призыва. У Старикова, например, все-таки есть и свои собственные идеи. У Роджерса нет ничего своего, его публицистика — сплошь перепев и заимствование. Даже его ошибки — всего лишь повторы чужих промахов. Роджерс — эпигон, чья задача превратить наработанный столетиями антикоммунистический материал в удобоваримый для молодежи продукт. С точки зрения элиты российская молодежь — тупое быдло, для которого Стариков слишком сложен. Поэтому дан шанс проявить себя его упрощенному варианту — Александру Роджерсу.

Поскольку целевая группа относится к социализму положительно, то Роджерс прикрывается легонькой прозрачной вуалью розового цвета (он себя называет социалистом-госкапиталистом, например, в статье «Иллюзия диктатуры пролетариата»), которая нет-нет, да и блеснет фальшивой краснотой. Неискушенному человеку может показаться, что под тканью скрывается красавица в серпасто-молоткастом кокошнике, но на деле там обнаруживается затасканная до дыр и порченая молью кошелка с набором клишированных мифов и сюжетов. Давайте заглянем в кошелку и полюбуемся, чем он угощает своих читателей (видео Роджерса я не разбирал, оставляю это сомнительное удовольствие товарищам видеоблогерам). По доброй традиции пруфы на цитируемые источники даны отдельным списком в конце статьи.

ФУТУРОЛОГИЧЕСКАЯ МАГИЯ РОДЖЕРСА

Широким массам Александр Роджерс наиболее известен в качестве журналиста-политолога. Главной же темой для каждого уважающего себя и ВВП политолога последние несколько лет является противостояние с Западом. Средоточием зла и главной мишенью при этом выступают в первую очередь Соединенные Штаты Америки. Роджерс, как и многие его коллеги по цеху, предрекает скорый развал США. В одной из последних публикаций, статье «Американская перестройка», он даже назвал примерную дату гибели мирового гегемона — 2025 год. Откуда он ее взял? С потолка, и Роджерс вполне откровенно сей факт признает:

Я ждал этого момента двадцать восемь лет. И теперь наблюдаю всё происходящее с нескрываемым злорадством. Которое дополнительно смешивается с тихой, тёплой и ламповой гордостью, потому что данное развитие событий (не в деталях, но именно такое) я уже несколько лет предсказываю (здесь и далее в цитатах из Роджерса жирный шрифт мой — Н. С.).

То есть мы имеем дело не с научно обоснованным прогнозом, а с неким магическим предсказанием, основанным на подростковых еще (аж с момента развала СССР ждет!) ожиданиях и желании переиграть историческую ситуацию заново, отменив поражение Советского Союза и уничтожив Америку. Конечно, в своем увлечении альтернативной историей Роджерс не одинок. Я, например, тоже хотел бы подобного развития событий и люблю читать фантастику соответствующей тематики.

Однако, существует непреодолимая граница между альтисторией как литературным жанром и футурологией как областью социологической науки. Она начинается там, где желаемое выдается за действительное, а научный анализ подменяется заклинаниями. Ни один действительно серьезный аналитик прогнозируя возможные политические события такого масштаба, как развал крупного государства, не станет называть взятую с потолка дату. Зато средневековый колдун, вызывая дождь, обещал, что он непременно прольется в четверг. Привязка волшебного события к точной дате должна была усилить действие магического обряда. Роджерс пытается проклясть государство американское, призывая на него экономический кризис и сто казней египетских. Неудивительно, что в его пророчестве всплывает конкретная дата.

Впрочем, Александр далеко не первый из публицистов, кто «с тихой, теплой и ламповой гордостью» «наблюдает» крах США. Давайте освежим нашу память небольшой подборкой на эту тему.

Начнем с западных оракулов. В 2016 году американский экономист Джеффри Сакс прогнозировал распад США к 2020 году. В следующем году это предсказание повторил норвежский социолог Йохан Галтунг — один из многих, кто в свое время отметился сбывшимся пророчеством о распаде СССР. Кстати, распад СССР предрекали с самого момента его образования все, кому не лень, от Людвига фон Мизеса и индийского гуру Саркара до обозревателей из провинциальных американских газет. Причем, если разложить предполагаемые даты развала по порядку, то окажется, что на каждый год советской истории приходится минимум по два прогноза, то есть, если верить «экспертам», СССР рисковал погибнуть в любой год своего существования. Аналогичные «ежегодные» прогнозы сейчас делаются по отношению к России и КНР.

История предсказаний развала США тянется аж с Алексиса де Токвиля и тоже весьма богата на точные датировки. Схема во всех случаях одинакова: кто-то из более-менее видных «экспертов» забрасывает в медиа очередную сенсационную дату, и ее тут же берут на вооружение знаменитости и легионы подпевал помельче. Упомянутый выше 2020 год как дату распада США ввел в обращение Томас Читтам еще в 1995 году, а до него мощные вбросы делали экономист Стивен Коэн — 2013 год, Джеральд Селенте (еще один предсказатель распада СССР) — 2012 год и многие другие.

Такой повальный антипатриотизм американских «специалистов» объясняется просто: шоу-бизнес есть шоу-бизнес. Если Вы хотите продать свою книгу (как это сделал Томас Читтам), фильм или хотя бы просто привлечь в блог подписоту, не годится давать неопределенные обещания. Надо разить читателя наповал громкой рекламой: «В 2020 году нам всем хана! Не забудьте запастись патронами и попкорном!». Прогнозы развала зарубежных государств после окончания «холодной войны» продаются куда хуже, а спрос, как известно, рождает предложение.

Российские футурологи следуют тому же рецепту с поправкой на идеологические предпочтения: либералы предпочитают «разваливать» Россию, а консерваторы — Америку (интересный нюанс, в США все ровно наоборот: консерваторы пророчат мрачное будущее своей стране, а либералы оптимистично ждут дальнейшей «демократизации» РФ и Китая). Список попавших пальцем в небо заслуженно возглавляет основатель модного направления — бывший сотрудник КГБ и профессор Дипакадемии МИД Игорь Панарин (дата распада США — 2010 год, предсказана в 1998 году). После него каждый уважающий себя аналитик-путинист просто обязан назначить дату кончины Соединенных Штатов. Роджерс, как и американский астролог Эрик Алан Мис, выбрал для себя вполне безопасный 2025 год. Пока он наступит, столько воды утечет, что никто и не вспомнит о «ламповой гордости» Роджерса. Кто, например, сегодня помнит о сделанном в 2012 году в газете «Крымский телеграф» тремя российскими экспертами (Киселевым, Никифоровым и Анфаловым) предсказании распада США к 2017 году? А если и вспомнят, то дату всегда можно отодвинуть немного в будущее. Жириновский регулярно так делает без последствий, почему другим нельзя?

Помимо традиции безответственных датировок к знаменитому прогнозу Панарина о распаде США на шесть частей восходит и представление Роджерса об автоматическом характере этого процесса. У Панарина США теряют положение мирового лидера в пользу России не потому, что последняя превзошла их технологически или на поле боя или даже в подковерных политических интригах, и не потому, что предложила лучшую идеологию или оптимальную модель общественного развития. Нет, Америка рушится без всяких усилий под грузом собственных проблем. Не надо ничего улучшать или менять, не надо развиваться, нужно просто подождать, и кризис добьет США. Точно так и у Роджерса.

В чем по Роджерсу сущность грядущего триумфа России и кто получит от него выгоду? Читаем «Американскую перестройку»:

Как я неоднократно писал, именно Россия и Китай будут «безопасными гаванями» во время разворачивающегося кризиса.

То есть мировой финансовый капитал золотым дождем прольется на российскую экономику и скупит массу привлекательных активов. Но это еще не все. Настоящее кредо Роджерса в другом пассаже той же статьи:

А после американской perestroyka мы с радостью скупим и распилим остатки их промышленности.

Загляните себе в карман, уважаемый читатель, и посчитайте гроши: хватит там на завалящий американский заводик? Если нет, то можете Роджерса не читать. Его патриотическое «мы» к Вам не относится. «Мы» Роджерса это те, кто на распиле остатков советской промышленности прихватизировал достаточно денег, чтобы вложиться в распил промышленности американской, и свита их прихлебателей. «Мы» Роджерса — отечественная компрадорская элита, колониальные управляющие, мечтающие поселиться в доме хозяина и есть за его столом, но отнюдь не настроенные что-либо менять в налаженной системе эксплуатации. Именно их капиталы Роджерс, видимо, защищает от неправедной экспроприации западными коллегами по бизнесу в статье «Оказывается у капитала все-таки есть Родина», именно этих «хозяев жизни» он поучает:

Оказывается, у капитала всё-таки есть Родина. Оказывается, на частную собственность на Западе всем плевать. Оказывается, «джентльмены» как были грабителями с большой дороги, так ими и остались. Оказывается, никаких «общечеловеков» не существует. А кто на всё это ведётся – в результате страдает.

Итого, в погоне за сиюминутной наживой англосаксы разваливают самые основы того мира, который столетиями выстраивали. Так что мы должны строить свой мир, а не пытаться копировать чужое (тем более, если это чужое оказывается иллюзией).

Я отнюдь не преувеличиваю приверженность Роджерса делу капитализма. В статье «Иллюзия диктатуры пролетариата» Роджерс прямо и откровенно пишет, что его идеал это госкапитализм наподобие того, какой сейчас в Китае, то есть такой, где с одной стороны имеются миллиардеры вроде «коммуниста» Джека Ма, а с другой развивают массу социальных программ, например, натягивают вокруг заводов и фабрик сетки для предотвращения суицидов сошедших с ума от непосильного труда рабочих. Вот модель общества, которую Роджерс желает видеть в России. Собственно, почему желает? Уже видит, потому и топит так яростно за сохранение существующей экономической системы.

Но «строить мир» на одних ожиданиях неминуемого развала Америки, конечно, не получается. Есть у Роджерса и «позитивная» программа, прямо почерпнутая из правительственных прожектов о России, как новом мировом финансовом центре. Главнейший ее пункт и самая голубая мечта российского капитала вынесена Роджерсом в заголовок одной из статей «Торговать с иностранцами исключительно за рубли». Сделав беглый обзор проблемы, Роджерс формулирует вывод:

И при любом раскладе нужно отменять свободную конвертацию валюты (если мы, конечно, хотим сохранить экономический суверенитет), торговать с иностранцами исключительно за рубли, и все экспортные и валютные операции проводить через один специализированный Внешэкономбанк.

Как заставить технологически развитый Запад принимать валюту сырьевого придатка Роджерс не упоминает. Да и незачем, ведь ожидаем автоматического распада Америки к 2025 году, затем происходит скупка остатков экономики и перемещение мировой финансовой столицы в Нью-Васюки Москву. В общем, все идет по плану провидца Роджерса. А если не идет, то тем хуже для реальности.

В 18 веке Россия уже проходила подобный сюжет, но несколько на ином уровне. Секретарь Сената Иван Кирилов (именно так, с одним «л») прельстил временщика Бирона фундаментальным трудом «Цветущее состояние Всероссийского государства», к которому прилагался план захвата Хивы, Бухары, Афганистана, Индии, Японии и Калифорнии с помощью полка солдат и тысячи казаков. А что не удастся захватить силой оружия, можно будет скупить за побрякушки. Кирилова назначили в Башкирию готовить плацдарм для провалившейся в итоге экспансии. Одновременно с Кириловым первый русский историк Василий Татищев продвигал свои идеи освоения Урала через создание мощной горнозаводской промышленности (читай: через индустриализацию). Заводы помимо производства металла на экспорт и литья пушек должны были гнать башкирам и другим инородцам не безделушки, а металлические орудия труда и предметы быта в обмен на пушнину и другой полезный товар. Татищевский план определил промышленное будущее России на столетия вперед.

Оба государственных деятеля были жестокими крепостниками (Кирилов вешал башкир без разбора, Татищев организовал одно из последних православных аутодафе — спалил в срубе еретика), но один, угождая невежественному Бирону, рассчитывал покорить мир на авось, а другой, продолжая петровскую линию, собирался превратить Россию в лидера технической цивилизации. Кирилов и Татищев олицетворяли два взаимосвязанных и противоречивых пути развития российского дворянства. Пути эти сошлись лишь на время. Чтобы торговать и грабить, надо быть сильным; чтобы быть сильным, надо развивать науку, промышленность, поднимать общую культуру населения, но последнее плохо совместимо с грабежом и эксплуатацией своего же народа. Закономерно, что пути в конце концов разошлись: монархия выбрала кириловское направление и через цепь военных авантюр повела Россию к катастрофе Первой мировой, а петровская линия породила декабристов и их идейных наследников.

Закономерно и то, что новая российская элита сразу записалась в «кириловцы», а «татищевцев» ей не породить, только «роджерсов» с прожектами «нефтяного рубля», уже двадцать лет «делающих задел» для скачка в развитии в виде разрушения ключевых социальных систем — образования и здравоохранения. Увы, строительство дорог, портов и электростанций, которым любит похвалиться Роджерс, то есть инфраструктуры для обеспечения бесперебойной добычи и доставки на продажу сырьевых ресурсов, само по себе ничего не дает в плане технологического рывка. Требуется обеспечить всестороннее развитие человеческого капитала и сильно вложиться в науку, чтобы добиться как минимум паритета с Западом в этой важнейшей для 21 века сфере. Либо по примеру того же Запада скупать будущую научную элиту по всему миру, для чего опять же нужны условия и средства (будущих гениев надо учить, обеспечить им относительную свободу саморазвития и приличный жизненный уровень). При любом из двух раскладов российскому капиталу пришлось бы наступить на горло собственной жадности. Но и этого мало: полученные учеными результаты еще нужно превращать в товары и услуги для внутреннего рынка и на экспорт. Это требует основательных долгосрочных рискованных инвестиций и продуманной стратегии, что просто не вписывается в образ мышления отечественной олигархии.
Мечтать, как известно, не вредно. Пока же Роджерс набирает тексты на электронной технике, придуманной и почти наверняка произведенной не в России. Если Запад и Китай вдруг решат ввести эмбарго на поставки компьютеров в РФ, нам с Роджерсом скоро не на чем будет обмениваться выпадами.

Как Роджерс, человек с двумя высшими образованиями, экономическим и техническим (более строгим, чем гуманитарное!), может всерьез продвигать под видом социологического анализа столь нетрезвый и инфантильный подход? Вот уж действительно, как пишет он сам, «высшее университетское образование не спасает от мракобесия», а «грань между наукой и шарлатанством чрезвычайно тонка». Не буду оскорблять Александра подозрением в использовании полуграмотных методичек, применяемых в комментах армией едроботов. Причина в другом. Роджерс, который любит ссылаться на Маркса, имеет весьма причудливые представления об историческом процессе. В следующей части нас ждет путешествие в прошлое по версии Александра Роджерса — прошлое, которого существовало лишь в его голове.

Cranberry hunt - Охота на клюкву (полная версия FullHD 2019).

Автор всех клипов ВИА Cannibal Bonner раньше рисовал мультфильмы. Сегодня на экраны вышла отреставрированная версия боевика «Охота на клюкву» (Cranberry hunt).



Сталинские репрессии... Ужас, охватывающий креаклов при одной только мысли об ответственности, не даёт нашей стране эффективно развиваться уже более тысячи лет. Каждый стартап, каждая реформа вынуждены проводиться с оглядкой на мнение быдла и с мыслью о расплате. Радужные времена ельцинского расцвета демократии и свободы быстро сменились новыми волнами животного страха перед ГУЛАГами, расстрелами и шагающими мясорубками. Совестливо и гадливо стало на душе, дотянулся проклятый Сталин. К сожалению, мыслям свойственно материализовываться. Как в своё время из коварных задумок советских учёных материализовались ракеты и ржавые танки, заставлявшие дрожать демократические страны, так и теперь с каждым часом всё отчётливее сгущаются тучи над головами хипстеров, и буквально вот-вот грянет гром, обратившись в свинцовый град расстрелов лучших людей этой страны. В каждом шорохе слышна тяжёлая поступь тоталитаризма. Каждая машина может оказаться чёрным воронком. Каждую секунду креативный класс ждёт, что мысли миллионов быдлосовков вернут к жизни их вождя...

Деконструкция – Иван Грозный

«Деконструкция» – новая программа сайта kino-teatr.ru и телеканала «Продвижение». Ведущие историки России совместно с модельером и художником по костюмам Кристиной Егоровой разбирают фильмы с точки зрения историчности и адекватности! Герой ближайших выпусков – историк и писатель Клим Жуков!